Сказка о сыне падишаха — турецкая сказка на русском языке

Турецкая народная сказка
 
Эстек-пестек, верблюду кёстек. Кто слушает, тот мне ага, кто не слушает — ослиная нога! Рассказам дается имя; кто слушает, тот доволен ими. Послушаем-ка эту Гюль-ханыму: ну-ка, что она скажет? Было — не было, а когда-то жил один падишах, и у него было три сына. А в саду у падишаха росла яблоня. Эта яблоня приносила каждый год три яблока, но ни одного не удалось падишаху попробовать.
И вот однажды он говорит своим сыновьям:
— Мои дорогие, никак не могу я отведать этих яблок. Вы стали уже дюжими молодцами, а до сих пор не узнали, кто их срывает.
— Батюшка шах! Пойду-ка я ныне ночью, постерегу яблоню и уж как бы там ни было, а сорву и принесу яблоки, — говорит старший сын падишаха.
— Очень хорошо, — отвечает шах и дает ему на это разрешение.
Шахзаде берет стрелы и лук, направляется в сад и там прячется в сторонке. И вот, едва наступает полночь, как сразу налетает ветер — ураган такой, что свету не видно! Молодец, как только это увидел, подбирает свои туфли, прибегает к отцу и рассказывает, что приключилось.
Все это слышит средний сын; на другой день он тоже просит отпустить его, тоже берет лук и стрелы, идет в сад и весь день там караулит. С наступлением ночи снова налетает ветер — прямо буря. Молодец убегает и возвращается к отцу.
На следующий день уходит в сад сторожить младший сын. В полночь налетает ветер — ураган сильнее прежнего. Хотя молодцу и страшно, он остается в саду.
Вдруг появляется двуглавый дракон. Он хочет сорвать яблоко, но шахзаде выпускает стрелу и поражает одну голову дракона. Дракон сейчас же поворачивает назад.
Тогда молодец срывает яблоко, приносит своему отцу и рассказывает все, что случилось, а старшим братьям предлагает:
— Пойдемте по следам дракона, отрубим ему и другую голову!
Все трое тотчас снимаются с места и идут вслед за драконом. Идут они, идут, подходят к колодцу. Старший брат говорит:
Падишах, шах — титул иранских царей.
— Обвяжите меня, я спущусь в колодец.
Братья делают из кушаков веревку, обвязывают старшего брата вокруг пояса и начинают спускать. Не успел он опуститься по половины колодца, как принялся кричать: «Ой-ой, горю!» — и братья вытаскивают его обратно.
Затем спускают среднего брата. Тот тоже с половины пути начинает вопить: «Ой-ой, горю!» — и его тоже поднимают наверх.
Приходит черед младшего брата.
— Теперь вы обвяжите меня, но только, когда я буду кричать: «Горю!» — вы не обращайте на это внимания.
Братья начинают спускать его вниз. Хоть он и кричит: «Горю!» — они его не слушают. И вот шахзаде достигает дна колодца, отвязывает веревку, смотрит: перед ним дверь. Он открывает ее, видит: лежит дракон. Молодец тотчас же вынимает меч и одним ударом отсекает дракону вторую голову.
Лишь только дракон издох, молодец стал обходить все кругом. Тут он замечает еще одну дверь, открывает ее, глядь! — сидят три девицы, одна другой краше.
Как увидели девушки шахзаде, закричали:
— Помилуй, молодец, как ты сюда попал? Ведь здесь дракон; если он тебя увидит, сразу проглотит, как один кусок!
А молодец им в ответ:
— Вы меня пугаете драконом, а я-то с ним уже расправился.
Когда он это сказал, девушек охватила большая радость.
Молодец смотрит на них и видит: перед одной девушкой золотая прялка, сама собой прядет; у другой золотые пяльцы, сами собой вышивают; у третьей — золотая наседка с золотыми цыплятами, они клюют жемчуг на золотом подносе.
— Девушки, не хотите ли вы, чтобы я вас поднял на лицо земли? — спрашивает он.
— Ах, конечно, конечно! — восклицают они.
Тогда сын падишаха берет прялку, пяльцы, наседку с цыплятами, кладет все в сумку, а девушек подводит к колодцу. Он обвязывает старшую девушку веревкой и кричит:
— Старший брат, тяни: это твоя доля!
Потом обвязывает среднюю и кричит второму брату:
— А это — тебе!
Когда пришла очередь младшей, девушка советует ему:
— Шахзаде, сперва выходи ты; если я поднимусь раньше, братья тебе позавидуют и оставят в колодце. А мне тебя жаль.
— Нет, выходи раньше ты, — отказывается молодец. — Хорошо, — соглашается она, — но только знай, что для тебя наступают тяжелые времена. Братья не поднимут тебя наверх:
они перережут веревку, и ты упадешь вниз. А внизу два барана: один белый, другой черный. Если ты упадешь на белого, то, может быть, сумеешь выбраться на лицо земли, если же на черного, то погрузишься с ним в глубину земли на семь слоев. Вот возьми три волоска с моей головы, они тебе пригодятся.
Шахзаде обвязывает девушку веревкой и кричит братьям:
— Тяните — это моя!
Братья вытащили девушку, смотрят на нее, а она-то красивее своих сестер.
— Эге, эту он приберег для себя! Вот оставим его в колодце — тогда узнает! — говорят они и бросают ему веревку.
Молодец обвязал себя, и братья стали его тащить. Но не успел он достигнуть и половину колодца, как братья перерезали веревку, и шахзаде покатился кувырком — тынгыр-мангыр! — упал прямо на черного барана, а тот ушел в землю на семь слоев.
Немного погодя молодец приходит в себя, оглядывается по сторонам, видит дом; идет прямо туда и стучит в дверь. Выходит к нему какая-то старая женщина, и он просит ее:
— Матушка, прими меня к себе гостем на сегодняшнюю ночь.
— Откуда ты, дитя мое? — спрашивает старуха. — Ведь здесь не проходят ни пери, ни джинн, ни человечий сын.
— Смилуйся, матушка, — умоляет ее молодец, — я буду тебе сыном, — и обнимает старуху.
Женщина не может устоять перед его мольбами и пускает к себе в дом.
С вечера шахзаде крепко заснул, а в полночь его стала мучить жажда, он проснулся и спросил у старухи попить, но в доме воды не оказалось.
— Неужели у вас нет ни капли воды?
— Сынок, — стала рассказывать ему старуха, — в нашей стране ее никогда не бывает. Источник захватил дракон, и мы воду у него выкупаем: каждый год отдаем ему за нее девушку, и, пока дракон пожирает бедняжку, мы набираем воду, сколько у кого хватает сил, и растягиваем на целый год. Сейчас наши запасы как раз кончились. Завтра — новый год, этой ночью обряжают дочь падишаха, а утром отдадут дракону.
Шахзаде ничего не говорит, а рано утром отправляется в горы, где находится дракон, и прячется в укромном месте.
С восходом солнца приводят дочь падишаха и оставляют у самой норы дракона, а внизу люди, набрав всякой посуды, ждут, когда пойдет вода.
И вот из норы вылезает семиглавый дракон: только он собрался схватить девушку, как молодец вытаскивает меч и одним уда-
ром отсекает дракону все семь голов. Увидела это девушка, опустила руку в кровь дракона и поставила знак на спине шахзаде.
Внизу люди стали поспешно брать воду, набирают, набирают глядь! — а вода все течет и течет. Они бегут наверх, смотрят: дракон издох, а девушка целехонька! Люди сейчас же ведут ее к падишаху. Как увидел падишах свою дочь живой и здоровой, сильно обрадовался.
— Дочь моя, кто тебя спас? — спрашивает он, а девушка в ответ:
— Отец, вели завтра глашатаям кричать, чтобы все мужчины пришли ко дворцу, я тогда того человека распознаю.
Падишах так и сделал. Собрались и старые и молодые — все пришли. А девушка приказывает:
— На кого я укажу, того берите и ведите сюда.
И вот все мужчины по одному проходят перед дворцом. Как только показался шахзаде, девушка сразу узнает его и подает знак, люди сейчас же хватают молодца и приводят во дворец.
Падишах спрашивает его:
— Сын мой, это ты спас мою дочь?
— Нет, не я! — отказывается шахзаде, а девушка настаивает:
— Нет, ты, — я положила на тебя знак. И правда, на спине у него находят знак.
— Сынок, я обручу с тобой мою дочь, ты согласен?
— Нет, падишах! Я пришел с чужой стороны и хочу снова попасть к себе на родину.
— Ну, раз так, проси у меня чего хочешь.
— Чего же мне хотеть? Выведи меня на лицо земли! — просит шахзаде.
— Я бы рад, дитя мое, но у меня для этого не хватит сил; может быть, у тебя есть какое-нибудь другое желание, скажи, я исполню.
— Другого желания у меня нет, — отвечает молодец и уходит.
Бродит он, бродит, долго ли, коротко ли, в один из дней подходит к какому-то дереву и ложится под ним. А на том дереве птица Симуранка1 свила гнездо и вывела птенцов. Лежит под деревом шахзаде, и вдруг, глядь! — появляется дракон и хочет схватить птенцов. Молодец тут же вытаскивает меч и одним ударом рассекает дракона пополам: потом он снова ложится и погружается в сон.
Вскоре затем прилетает Симуранка. Увидала она молодца и бросается на него, хочет заклевать.
— Ах, злодей! Так это ты каждый год пожираешь моих птенчиков!
 
1 Симуранка — гигантская волшебная птица.
 

А птенцы останавливают ее:
— Что ты? Не делай ему никакого вреда, ведь это он нас спас от дракона.
Тут Симуранка увидала труп дракона; тогда она подлетела к спящему молодцу и распростерла над ним свои крылья, чтобы защитить от солнца.
Немного погодя молодец просыпается, глядь! — он лежит в тени. «Что такое, откуда эта тень!» — раздумывает он, а в это время птица говорит человечьим голосом:
— Сын человека, ты спас моих птенцов — проси у меня чего хочешь.
— Я хочу, чтобы ты вынесла меня на лицо земли, — говорит шахзаде.
— Очень хорошо, — отвечает птица, — но только ты должен припасти сорок баранов и сорок бурдюков воды. Баранов ты повесишь мне с одной стороны, бурдюки — с другой, а сам сядешь на спину, так мы и полетим. Когда я скажу «Гак!» — ты давай мне барана, скажу: «Гык!» — бурдюк с водой. Так я тебя и вынесу на свет.
— Прекрасно, — говорит шахзаде и возвращается к падишаху.
— О падишах, я прошу у тебя сорок баранов и сорок бурдюков с водой.
Падишах велит приготовить все, что просит молодец, и отправляет к нему на повозках. А молодец доставляет баранов и бурдюки к Симуранке, нагружает на птицу и садится на нее сам.
Собрались они, и птица полетела. И вот, когда она скажет: «Гак!» — он ей дает барана, скажет: «Гык!» — бурдюк воды. Так они летят, летят — до лица земли осталось уже совсем немного. Птица говорит: «Гак!» —молодец подает последнего барана, но тот каким-то образом выпадает у него из рук. Что делать? Он скорее отрезает кусок своего бедра и сует в рот птице. А птица-то сразу понимает, что это человечье мясо, не ест его, прячет под язык.
Немного времени спустя она выбирается на лицо земли и тихо опускается. Сын падишаха медленно сходит на землю и садится.
— А ну-ка, пройдись! — говорит птица, а шахзаде отвечает:
— Ты лети своей дорогой, а я посижу тут немного, у меня сильная слабость.
Однако птица заставляет его встать. Он поднимается, но не может держаться на ногах. Тогда птица вынимает из-под языка
кусок его бедра, прикладывает на свое место, потом плюет, и нога сразу становится здоровее, чем прежде.
— Прощай, сынок, в добрый час! — говорит Симуранка и улетает.
А наш молодец вышел на дорогу и бредет себе потихоньку. Идет он, идет и приходит в свой город, покупает в лавке мясника требуху, напяливает пузырь на голову и принимает облик плеша-ка. Затем он направляется к старшине ювелиров.
—Смилуйся, уста1, возьми меня к себе в ученики, — просит он.
Ювелир глядит: плешак.
— Ступай себе, плешивый парень, зачем ты мне? — прогоняет он его.
— Я буду всякую работу исполнять, — умоляет шахзаде, — дай мне только кусок хлеба.
— Ну уж ладно, — соглашается мастер.
Пусть он остается у ювелира, а здесь, в этой стороне, братья шахзаде, вытащив девушек из колодца, приводят их во дворец. Отец спрашивает сыновей:
— Где остался ваш брат? А они отвечают
— Он пропал в пути, мы не знаем, куда он девался. Рассердился падишах, ну а что поделаешь? Проходит несколько дней. Сыновья говорят своему отцу:
— Выдай этих девушек за нас.
И падишах посылает весть девушкам, но те отказываются:
— Пока не вернется младший шахзаде, мы не пойдем замуж. Будем ждать его семь лет. Если он придет — прекрасно, не придет — поступай как знаешь.
— Очень хорошо, — соглашается падишах и прекращает разговор.
И вот — в сказках дни быстро иду*! — проходит семь лет. Падишах посылает весть старшей девушке. А та говорит:
— Пусть падишах закажет мне золотую прялку, да такую, чтобы она сама пряла, — тогда я пойду замуж.
Падишах велит позвать к себе старшину ювелиров и приказывает:
— Сделай золотую прялку, чтобы она сама пряла, коли через сорок дней не будет готова — сниму с тебя голову!
Пошел домой ювелир, сел и задумался, а потом стал плакать. Подходит к нему плешак.
— Хозяин, что ты плачешь? А тот в ответ:
— Поди вон, плешивый! Горю моему не пособишь, к чему меня спрашивать?
— Ну, прошу тебя, скажи, может, я помогу как-нибудь, — умоляет лысый.
— Такое-то и такое-то дело, — говорит мастер, — прялку как-нибудь могу сработать, а вот как сделать, чтобы она сама пряла?
— Эх, эх, и из-за этого ты плачешь? Да что ж тут такого? Я не больше чем за сорок дней сделаю в лучшем виде все, что от тебя требуют, — успокаивает его лысый.
— Иди, — рассердился мастер, — проваливай с моих глаз, не насмехайся надо мной, с меня и так горя хватит!
— Клянусь Аллахом, уста, сделаю, не сокрушайся! — уверяет его лысый.
Веселее стало на сердце у ювелира.
— Помилуй, сынок, да как ты можешь это сделать? И что тебе для этого надо?
— Купи мне мешок орехов да бочку бузы и принеси сюда. Сорок дней не подходи к мастерской, а на сорок первый приходи и забирай вещи.
Мастер тотчас же поднимается, покупает на рынке орехи и бузу, приносит ему, а сам идет домой.
Несколько дней спустя он подходит к мастерской. Глядит, ставни закрыты. Смотрит в щелку, видит: лысый поставил перед собой мешок с орехами, рядом бузу, а сам с молотком в руке то поет песни, приговаривая: «Тырыл-лан-так-так, тырыллан-так-так!» — то грызет орехи и запивает их бузой.
Как увидал это хозяин, вышел из себя. «Ах, он еще и не начинал!» — и кричит:
— Лысый, ты что делаешь? А тот в ответ:
— Эй, ты, полегче! Как раз, когда я хотел взяться за работу, ты пришел и испортил мне все дело! Ступай, не беспокойся!
«Ладно, посмотрю я, что за глупость сотворит этот лысый», — Думает мастер и уходит домой.
А лысый только и знает что есть орехи в свое удовольствие.
Не будем затягивать! Наступает сорок первый день.
Наутро плешак чисто-начисто убирает мастерскую, открывает ставни, выносит прялку и ставит перед собой на стол, а сам бе-рет в руки чашку кофе и с важностью рассаживается.
Приходит мастер, глядь! — прялка готова.
— Сделал, сынок?
— А как же! Вот она, неси во дворец, — возьми за нее золота столько, сколько она весит.
Довольный хозяин берет прялку и отправляется во дворец, а там ее несут в харем*.
Лишь только девушки увидели прялку, сразу повеселели:
— Ах, сестрицы! Шахзаде, который вывел нас из колодца, вышел на поверхность земли.
Падишах дает старшине ювелиров золота, сколько он спросил, тот возвращается в мастерскую и на радостях говорит лысому:
— Иди-ка, я тебе тоже дам немного денег. А лысый в ответ:
— Мне денег не надо, хозяин, возьми их себе.
И вот девушку обручают со старшим сыном падишаха. После празднеств в сорок дней, сорок ночей они остаются наедине.
Несколько времени спустя хотят среднюю сестру выдать замуж, а та говорит:
— Если вы сделаете мне золотые пяльцы, чтобы сами вышивали и нитку распускали, тогда я согласна.
Падишах снова велит позвать старшину ювелиров и говорит ему:
— Если в сорок дней не будут готовы такие пяльцы, чтобы сами вышивали и сами нитку распускали, — сниму с плеч голову.
Ювелир возвращается домой, садится и погружается в думы. Лысый подходит к нему и спрашивает, в чем дело. Мастер рассказывает ему, что и как, а тот утешает его:
— Не кручинься, я это легко сделаю. Только мне надо два мешка орехов и две бочки бузы.
— А не много ли будет? — жадничает мастер. — Ну, да ладно, ты начинай, я сейчас принесу, — говорит он, идет и покупает все то, что лысый потребовал.
Тот опять закрывает ставни и проводит время в мастерской, распевая песни да щелкая орехи.
Короче говоря, как только наступает сорок первый день, он открывает мастерскую, кладет пяльцы на верстак, а сам отходит в угол и садится.
Приходит мастер.
 
1 X а р е м — женская половина дома, куда посторонним мужчинам вход не разрешается.
2 Свадьба в турецких сказках продолжается сорок суток.
 
— Ну как, лысый, сделал? — спрашивает он, а лысый ему в ответ:
— Сделал, конечно; вот, разве ты не видишь?
Мастер радостно берет пяльцы и несет во дворец. А девушки, как увидели их, говорят:
— Не иначе как шахзаде вышел на свет.
И вот падишах снова дает ювелиру много денег, потом выдает девушку за второго брата.
Теперь приходит очередь младшей девушки. Падишах велит спросить ее, за кого она пойдет. А та говорит:
— О падишах! Сперва вели сделать золотую наседку с золотыми цыплятами, чтобы они жемчуг на золотом блюде клевали, а потом вели глашатаю кликнуть клич: «Пусть все мужчины пройдут под стенами дворца!» Кто мне понравится, за того я и пойду.
Падишах опять велит позвать ювелира и поручает ему сделать наседку с цыплятами, а тот идет к лысому.
— Я сделаю, — заявляет плешак и закрывается в мастерской. На сорок первый день он выносит наседку, мастер приходит,
видит: все готово.
— Хозяин, забирай и неси, но только смотри ни денег, ни чего другого не бери: что получили, того и хватит, — наказывает он ему.
— Очень хорошо! — отвечает мастер, идет во дворец и отдает наседку.
Младшая девушка, увидев ее, от всей души радуется. И в тот же день глашатай начинает кричать:
— Завтрашний день пусть всяк, и молод и стар, пройдет перед дворцом!
Все слышат эти слова и начинают собираться на площади. Ювелир тем временем идет к лысому и рассказывает обо всем, что было во дворце, а тот в ответ:
— Мне там делать нечего! Неровен час еще кто-нибудь пройдется насчет моей головы! Незачем мне ходить по таким местам.
Как бы то ни было, ювелир отправляется ко дворцу, а лысый закрывает мастерскую и уходит в поле. Там под кустом он достает волоски, данные девушкой, и зажигает один из них: сразу появляется араб и спрашивает:
— Зачем ты меня звал?
— Доставь мне поскорее, — приказывает шахзаде, — белого коня и белые одежды!
И араб тотчас же доставляет.
Тогда молодец наряжается, садится на коня и едет на площадь. А там все собрались и проходят перед дворцом.
И вот, когда шахзаде, пустив коня во весь опор, мчался мимо дворца, девушка сразу узнала его и тут же бросила в него золотым мячом. Все закричали, но наш молодец скорее едет прочь оттуда, переодевается, снова надевает на голову пузырь и идет в мастерскую.
Вскоре затем приходит и его хозяин.
— Эх, лысый, если бы ты пошел со мной, то увидел бы, как перед дворцом проезжал какой-то красавец весь в белом и на белом коне, — девушка бросила в него золотым мячом.
А лысый отвечает:
— Вот еще новости! Вдруг она попала бы в меня мячом да, чего доброго, разбила мне голову в кровь. Хорошо сделал, что не пошел!
И вот на другой день опять собирается народ.
Лысый идет в укромное место и зажигает второй волосок. Как только появился араб, он велит:
— Доставь мне красного коня и красные одежды.
И вот лысый, одевшись в красное, вскакивает на коня и мчится на площадь. Когда он проезжает мимо дворца, девушка опять бросает в него золотым мячом. Но лысый тотчас уезжает, переодевается, затем возвращается в мастерскую и садится.
Приходит ювелир.
— Эх, лысый! Жаль, что ты ничего не видел.
Как бы то ни было, и в третий раз собирается народ.
Как только лысый зажег третий волосок, опять явился араб.
— Доставь мне зеленого коня и зеленые одежды, — приказывает лысый.
Молодец снова садится на коня и единым духом проносится под стенами дворца. Девушка опять попадает в него золотым мячом.
Но на этот раз все кричат: «Довольно!» — хватают молодца за руки, за ноги и приводят во дворец. Шах узнает своего сына и ве-лить обручить его с девушкой. После празднества в сорок дней, сорок ночей они становятся мужем и женой.
Наутро следующего дня шахзаде рассказывает своему отцу падишаху все как было. Падишах призывает братьев и спрашивает, какое наложить на них наказание за все это, а они обращаются к своему младшему брату и умоляют, упрашивают простить им их вину.
— То, что вы мне сделали, я вам не сделаю! — говорит он и прощает им их проступки.
А отец отказывается от престола и сажает на свое место младшего сына.
До самой смерти проводят они свою жизнь в спокойствии. Они достигли своих желаний, достигнуть бы и нам!
 

Читать другие турецкие сказки