Хочу луну! — сказка Элинор Фарджон

Элинор Фарджон

 

ТАКАЯ КРУГЛАЯ, ВСЯ СЕРЕБРЯНАЯ

 

Как-то вечером Дочка короля выглянула в окошко и увидела не небе красивую, круглую, серебряную Луну. Она протянула вверх руки, но дотянуться до Луны не могла. Тогда она поднялась на чердак, приставила стул к открытому люку и вылезла на крышу. Но и оттуда достать Луну не смогла.
Она вскарабкалась на самую высокую дымовую трубу, но до Луны всё равно не достала и горько-горько расплакалась.
Мимо пролетала Летучая мышь и спросила:
— О чём ты плачешь, Дочка короля?
— Хочу Луну, а достать не могу, — ответила принцесса.
— Пожалуй, и я не смогу, — вздохнула Летучая мышь. — Но я полечу и попрошу Ночь, она тебе поможет.
Летучая мышь улетела, а Дочка короля осталась на крыше горько плакать о Луне.
Настало утро, совсем уже рассвело, проснулась Ласточка, которая жила под крышей. Она увидела Дочку короля и спросила:
— О чем ты плачешь?
— Хочу Луну-уу… — ответила принцесса.
— Хм, лично я предпочитаю Солнце, — заметила Ласточка. — Но всё равно я сейчас полечу и попрошу День, он тебе поможет.
И Ласточка полетела навстречу Дню.
А в королевском дворце тем временем начался ужасный переполох. Нянька пошла будить Дочку короля и нашла её кровать пустой.
Она тут же прибежала к Королю и забарабанила в его дверь кулаками:
— Проснитесь, проснитесь, вашу Дочку украли!
Король в ночном колпаке выскочил из постели и закричал в замочную скважину:
— Кто?
— Мальчишка, который чистит серебряную посуду, — ответила Нянька. — Ещё на прошлой неделе пропала серебряная тарелка. Кто украл тарелку, тот украл и принцессу.
— Посадить Мальчишку в тюрьму! — приказал Король.
Нянька опрометью бросилась к казармам и велела Генералу арестовать Мальчишку, который чистит королевское серебро. Генерал надел шпоры и эполеты, пристегнул шпагу, все свои ордена и медали и дал солдатам приказ отправляться по домам на недельный отпуск.
Зачем?
Ну как же, чтобы попрощаться сначала с родной матушкой.
— Мальчишку мы арестуем Первого Апреля, — объявил Генерал и заперся в своём кабинете обдумывать план операции.
А Нянька вернулась во дворец и доложила обо всём Королю. Король от удовольствия потёр руки.
— Поделом Мальчишке! — сказал он. — Первого Апреля мы его арестуем. А пока займёмся-ка розысками принцессы.
И Король послал за своим Главным сыщиком и рассказал ему, что случилось. Главный сыщик сделал умное лицо и сказал:
— Первое — надо найти ключ к тайне. Второе — снять отпечатки пальцев.
— Чьих? — спросил Король.

 

— Каждого и всякого, — ответил Главный сыщик.
— Даже моих? — спросил Король.
— Конечно! — воскликнул Главный сыщик. — Ведь ваше величество — первый человек в государстве. Само собой, мы начнём с вас.
Король был польщён и протянул Главному сыщику два больших пальца.

Главный сыщик развёл в тарелке чёрную сажу, и Король приготовился было окунуть в неё свои большие пальцы, как вдруг явилась королевская Кухарка и сказала:
— Я подаю в отставку!
— Почему? — спросил Король.
— Потому что, сколько ни бьюсь, никак не могу разжечь плиту, — сказала Кухарка. — А если Плита не горит, мне совершенно здесь нечего делать.
— Почему же плита не горит? — спросил Король.
— Потому что вода! Я её вытираю и вытираю, а она всё капает и капает из дымоходной трубы прямо на плиту, и огонь не разгорается. А без огня обед не приготовишь, ведь верно? Значит, я ухожу.
— Когда? — спросил Король.
— Сию минуту, — ответила Кухарка.
— Нет, сначала оставь отпечатки пальцев, — сказал Король.
— А это больно? — спросила Кухарка.
— Что ты, ничуточки, — сказал Король. — Только щекотно. Кухарка оставила отпечатки больших пальцев и ушла упаковывать свои сундуки и корзины.

Как только разнеслась весть, что королевская Кухарка подала в отставку, тут же все кухарки в королевстве тоже подали в отставку, потому что королевский дом для всех пример

 

— для герцогов и для графов, для булочников и башмачников, для всех Джонни, Джеков и Джонов.

Ну не глупо ли?
И вот что из этого вышло…
Но всего, что из этого вышло, в одной главе не расскажешь, поэтому, если хотите узнать, что было дальше, переходите к следующей главе.

 

НОЧЬ НЕ ПРАВА!

 

Полетела Летучая мышь на поиски Ночи, чтобы рассказать ей про Дочку короля. Да найти Ночь было нелегко, хотя тут и там уже мелькала ночная тень. Наконец Летучая мышь встретила Ночь в лесу. Она наводила там свой порядок. Если какой-нибудь цветок забыл закрыть глаза на ночь, она тихонько дула на него, и цветок сворачивал свои лепестки. Если дерево дрожало во сне всеми своими листочками, Ночь ласково прикасалась к нему, и оно переставало дрожать. Если птенец пищал в гнезде, она гладила его по спинке, и он снова засыпал.
А вот Сову или Ночную бабочку Ночь будила:
— Не дремлите, вставайте, летайте!
И Сова покидала своё уютное дупло, а Ночная бабочка — зелёный лист, и летели по разным ночным делам.
Летучая мышь опустилась на плечо Ночи.
— Тебе что, малютка? — спросила Ночь.
— Я прилетела сказать, что Дочка короля хочет Луну!
— Луну? С неба Луну? — удивилась Ночь. — Нет, я не могу обойтись без Луны, так и передай Дочке короля.
— Ах, она горько-горько плачет и просит у тебя Луну, добрая матушка Ночь, — сказала Летучая мышь.
— Как не стыдно! — рассердилась матушка Ночь. — Ты только подумай, что получится, если все матери будут давать детям все, что они вздумают попросить! Назови мне хоть одну серьёзную причину, почему я должна отдать Дочке короля Луну, тогда посмотрим.
Летучая мышь подумала и сказала:
— Потому что у нее серые глаза, чёрные волосы и белая кожа.
— Но какая же это причина! Нет, нет, ступай, у меня ещё так много дел!
И Ночь сняла Летучую мышь со своего плеча и исчезла в лесной чаще, а Летучая мышь надулась от обиды и повисла на ветке дерева вниз головой.
Из дупла высунулась Сова и спросила:
— Ты говоришь, у неё серые глаза?
— Ну да, серые, как сумерки.
Из норки выглянул Крот и спросил:
— Ты говоришь, у неё черные волосы?
— Ну да, чернее тени.
На лист присела Ночная бабочка.
— Ты говоришь, у неё белая кожа? — спросила она.
— Белее света звёзд.

 

И серая Сова решила:
— Значит, она нам сестра и мы должны постоять за нее. Если ей хочется Луну, надо отдать ей Луну. Ночь не права!
— Ночь не права! — согласился Крот.
— Ночь не права! — повторила Ночная бабочка.
А лёгкий ветерок подхватил эти слова и разнес по всему свету.
— Ночь не права… Ночь не права… Ночь не права… — шептал Ветер.
И все дети Тьмы сошлись послушать его, и совы, и лисы, и ночные певцы — козодои и соловьи, — и мотыльки, и мыши, и белки, и даже кошки, разгуливающие по крышам. А послушав Ветер, сами стали повторять:

— Ночь не права!
— Ночь не права!
— Ночь не права!
— Вы слышали новость? — пропищала Мышка Мотыльку. — Ночь не права!

— Конечно, не права, — сказал Мотылёк. — Я всегда это говорил.

 

А Соловей пел об этом так громко, что его песня долетела до Звёзд, и Звёзды стали повторять за ним:

— Ночь не права! Ночь не права!
— Что вы говорите? — спросила Луна, выплывшая на середину небосклона.
— Мы говорим и повторяем и будем повторять до утра, что Ночь не права.
— Тише, тише, — сказала Луна, — не спешите говорить так. Лучше обдумаем и обсудим всё хорошенько. Подождём до Первого Апреля и тогда решим, права Ночь или не права. А сейчас все по домам, скоро уже день.

 

ДОЛОЙ ДЕНЬ!

 

 

Когда дети Тьмы разошлись по домам и настал рассвет. Ласточка полетела искать День, чтобы сказать ему про Дочку короля, которая плачет о Луне. Она увидела, как День выходит из-за моря, оставляя золотистые следы на песке.
— Ты словно первый жаворонок, — сказал День Ласточке. — Почему так рано?
— Потому что Дочка короля горько плачет, она хочет Луну и не может достать.
— Какой вздор, — сказал День. — И только из-за этого ты поспешила мне навстречу? Но почему мы должны отдать ей Луну?
— Потому, потому… — И Ласточка задумалась, чтобы найти ответ. — Ну, потому, что у неё голубые глаза, золотые волосы и розовые щёчки.
— Какая она богатая, — сказал День. — Зачем же ей ещё и Луну? Или ты хочешь поссорить меня с матушкой Ночью, лишь бы высохли слёзы на глазах у Дочери короля? Лети-ка лучше, дитя моё, по своим делам, а я примусь за свои.
И с берега моря День перешагнул сразу на луга, позолотив цветы и траву.

Из горного озера высунула голову красная Рыбка и спросила:
— Ты говоришь, у неё голубые глаза?
— Голубые, как небо! — ответила Ласточка.
С утёса свесила голову Ромашка.
— И золотые волосы? — спросила она.
— Как лучи Солнца, — ответила Ласточка.
Чайка застыла в вышине, чтобы спросить:
— И розовые щёчки!
— Розовые, как рассвет! — ответила Ласточка.
— Значит, она нам сестра! — громко крикнула Чайка и нырнула вниз с высоты. — И если она просит Луну, надо дать ей Луну. День не прав, что не хочет отдать ей Луну. Долой День!

 

— Долой День! — подхватила Ромашка.
— Долой День! — повторила за ней красная Рыбка.
А Ветер отнёс их слова к морю, и волны подхватили их и унесли к другим берегам. И все дети Света стали повторять за ним:
— Долой День!

 

— Долой День!
— Долой День!
И попугаи, и обезьяны, и даже слоны и шакалы. А Жаворонок выводил такие голосистые трели, что Солнце спросило его:
— О чём ты?
— Долой День! Долой День! Долой День! — звенел Жаворонок.
— Только не сегодня, — сказало Солнце. — С этим спешить никогда не стоит, надо всё обдумать и обсудить. Подождём до Первого Апреля, а там решим, прогнать День или простить.

 

ПО СЛЕДАМ ПРИНЦЕССЫ

 

Тем временем королевские сыщики пустились по городу на розыски принцессы. Кто выбрал главные улицы, а кто закоулки, кто рыскал по паркам, а кто заглядывал в кабачки и таверны. И всюду они находили подозрительные следы и подозрительных личностей и спешили с ними во дворец к Королю.
Сыщик Первый переоделся ночным сторожем и не успел выйти на улицу, как тут же увидел Бродягу в лохмотьях, который крепко спал на траве под деревом.
«Подозрительный тип», — подумал Сыщик и, склонившись над спящим, крикнул ему прямо в ухо:
— Где королевская Дочка, признавайся!
Бродяга приоткрыл один глаз и пробормотал:
— Первый переулок направо, второй налево, — и захрапел снова.
Сыщик бросился в переулок направо, затем повернул налево и очутился перед кабачком «Свиная голова». В кабачке на деревянных лавках за длинным столом сидели девятнадцать весёлых моряков. Они только-только вернулись из дальнего плавания к Гаванским островам, и тощий Хозяин и толстая Хозяйка угощали их добрым элем.
Сыщик отвёл Хозяйку с Хозяином в Сторону и строго спросил:
— Где королевская Дочка?
— Какая такая Дочка? — спросил Хозяин.
— Где-нибудь да есть, только не здесь, — ответила Хозяйка.
— Ах, вы ещё будете отпираться! — рассердился Сыщик. — Руки вверх!
И он арестовал Хозяйку с Хозяином, а потом, для большего спокойствия, и девятнадцать весёлых моряков и велел всем следовать за ним во дворец. А по дороге, для ещё большего спокойствия, арестовал и Бродягу, спавшего на траве под деревом. И привёл всех к Королю.
— Кто такие? — спросил Король.

 

— Подозрительные личности, ваше величество, — сказал Сыщик. — Вот он, — и Сыщик указал на Бродягу, — сказал, что ваша Дочка у них. — И он указал на Хозяйку с Хозяином. — А они отпираются. Значит, кто-то из них говорит неправду.
— Тем хуже для них! — сказал Король. — Всех подозрительных личностей — в тюрьму! И если до Первого Апреля они не докажут, что ни в чём не виноваты, мы их строго накажем. А вы получите награду!
Следом за Сыщиком Первым к Королю явился Сыщик Второй, переодетый покупателем, а с ним продавец тканей, сорок три продавщицы, Няня и ребёнок в коляске, да ещё сто восемнадцать покупателей.
— Кто такие? — спросил Король.
— Подозрительные личности, ваше величество, — сказал Сыщик Второй. — Я заметил коляску с ребёнком перед магазином тканей и полчаса наблюдал за ним. И все полчаса ребёнок в коляске хныкал самым подозрительным образом, а когда я строго спросил его, где королевская Дочка, он расплакался ещё пуще и не дал мне никаких объяснений. Тогда я вошёл в магазин и увидел перед прилавком Няню. Продавец отмеривал ей кусок какой-то материи. «Чем это вы тут занимаетесь?» — спросил я. «А какое вам дело?» — сказала Няня. Тогда я выхватил у неё кусок этой вот материи. Вот, смотрите! — И Сыщик вытащил из кармана кусок ситца в цветочек.
— А для чего он? — спросил Король.
— Именно этот вопрос я и задал Няне. Но она ответила: «Это не мужское дело!» И так и не захотела признаться. Пришлось мне арестовать её, а также всех, кто находился в это время в магазине, а заодно и ребёнка в коляске.
— Вы правильно поступили, — похвалил его Король. — И если до Первого Алрвля они не докажут, что не виноваты, мы их строго накажем, а вас наградим.
И он приказал отвести в тюрьму Няню с ребёнком в коляске, продавца тканей и сорок три продавщицы, а заодно и сто восемнадцать покупателей, которые оказались случайно в магазине.
Только их увели, как явился Сыщик Третий, переодетый почтальоном, а за ним четыреста двадцать три корреспондента.

 

— Кто такие? — спросил Король.
— Подозрительные личности, ваше величество, — сказал Сыщик Третий. — Не захотели сказать, что они написали в своих письмах, и я арестовал их за сокрытие тайны.
— Прекрасно! — воскликнул Король. — Если до Первого Апреля они не признаются, мы их строго накажем, а вас наградим.

Не прошло и часа, как к Королю явился Сыщик Четвёртый, переодетый билетным контролёром, а с ним девятьсот семьдесят пять пассажиров, которые купили железнодорожные билеты, чтобы зачем-то уехать из города, а вслед за ним Сыщик Пятый, переодетый библиотекарем, а с ним две тысячи триста четырнадцать читателей, которые почему-то спрашивали в библиотеке только романы про разные приключения, похищения и страшные тайны. Конечно, всё это были весьма подозрительные личности и всех их бросили в тюрьму до поры до времени, пока они не придумают себе оправдания. А не придумают, тем хуже для них — Первого Апреля будут строго наказаны.

 

БАРАБАНЩИК ДЖОННИ ДЖЕНКИНСОН

 

А солдаты королевской армии спешили по домам на недельный отпуск, чтобы перед ответственной операцией проститься с родной матушкой. Барабанщик Джонни Дженкинсон постучал барабанной палочкой в дверь своей хижины:
Там, та-та-там! Там, та-та-там!..
Услышав знакомый стук, матушка бросилась отворять дверь. Увидев Джонни, она всплеснула руками и кинулась ему на шею.
— Неужели это ты, Джонни? Неужели ты? — словно не могла поверить своим глазам.
— Ясное дело, я, ма, — ответил Джонни. — А что у нас сегодня на ужин?
— Отец, иди-ка сюда! — крикнула миссис Джон Дженкинсон.
Из сада пришёл мистер Джон Дженкинсон и, увидев сына, так и плюхнулся на стул и тут же задымил трубкой, чтобы скрыть своё волнение.
— Какими судьбами ты здесь, Джонни? — спросила матушка. — А мы-то думали, ты в дальних краях.
— У меня недельный отпуск, ма, — сказал Джонни. — Все солдаты получили на неделю отпуск.
— Почему вдруг?
— Гм, — Джонни принял таинственный вид, — об этом нам не сказали. Но догадаться не трудно. Предстоит что-то…
— Неужели война? — прошептал мистер Джон Дженкинсон.
— А что же еще, отец, — ответил Джонни.
— С кем война, Джонни? — спросила миссис Джон Дженкинсон.
— Ну, это держат в строжайшей тайне, ма, — ответил Джонни. — Правда, никто не может запретить нам строить догадки. Некоторые, например, считают, что это будет война с Северным королем, ну а другие — что с Южным. Лично я думаю, что… — Но тут он замолчал, так как не успел еще решить, что же лично он думает.
— Уж не хочешь ли ты сказать, Джонни, что война и с тем и с другим, с двумя сразу? — в страхе проговорила миссис Джон Дженкинсон.
— Гм, отчего же нет, — сказал Джонни и зажмурил один глаз для пущей важности.

 

— Вот напасть-то! — простонала миссис Джон Дженкинсон. — Обоих вместе нам никогда не одолеть, никогда!
— Положитесь на нас, ма! — гордо Сказал Джонни и дал дробь по барабану. — Нам бы получше набить животы, и тогда любого врага мы разобьём. Так что у нас сегодня на ужин, ма?

Миссис Джон Дженкинсон спрятала лицо в передник и расплакалась.
— Ничего, Джонни, ровным счетом ничего! Все кухарки в королевстве подали в отставку.
— Да ты что, ма? — вскричал Джонни, начиная сердиться. — Когда это мы в доме держали кухарку? Ты же сама всегда стряпала!
— Ну и что! — возразила матушка и, вытирая глаза, гордо посмотрела на сына. — Раз я стряпала, значит, я кухарка и имею право, как и все кухарки, подать в отставку.

— Но зачем, ма?
— А как же иначе! Королевская Кухарка подала третьего дня в отставку, а за ней и все остальные кухарки в королевстве. Не могу же я отстать от них.
Джонни опустился на стул рядом с отцом.
— Так, значит, отпуск у меня испорчен, — проговорил он. — Но что хуже всего, значит, и у всех наших ребят отпуск испорчен. Нет, вы себе не представляете, что значит для солдата еда, когда он приходит домой в отпуск.
— Не только для солдата в отпуске, — заметил мистер Джон Дженкинсон, попыхивая трубочкой, чтобы скрыть свои чувства, — для других тоже.
— А что же ты делаешь, па, когда приходит время обедать? — спросил Джонни.
— Иду в кабачок покурить, — сказал мистер Джон Дженкинсон.
— Ну, пошли вместе, — сказал Джонни.

 

И отец с сыном, печальные, отправились в соседний кабачок.
А в кабачке собрались все мужчины деревни. Куда им было еще пойти, раз женщины отказались для них готовить? И возмущение их против женщин всё росло. День ото дня мужчины становились всё злее и злее, а женщины всё упрямей и упрямей.

 

— Где завтрак? Где обед? Где ужин? — сердились мужчины.

— Король же обходится без завтрака, без обеда и без ужина, — возражали женщины. — А чем вы лучше Короля?
Скоро уже по всей стране мужчины собирались в кабачках, чтобы выражать своё возмущение. Наконец они решили: если будет так продолжаться и женщины не начнут готовить, они перестанут работать.
— Только надо действовать дружно! — сказал отец Джонни. — Девайте все перестанем работать Первого Апреля!
И его слово, точно лесной пожар, облетело все города и деревни в королевстве, и все мужчины, до одного, поклялись, если их не начнут кормить, Первого Апреля бросить работу. А все солдаты, которые пришли домой на недельный отпуск, поклялись, что, если их не будут кормить, они не пойдут воевать.

 

ПЕРВОЕ АПРЕЛЯ

 

И вот настало Первое Апреля.
Король сам сварил себе утренний кофе и, отхлебнув первый глоток, сказал:
— Сегодня все арестованные будут строго наказаны.
Королевский Генерал сам намазал хлеб маслом и сказал:
— Сегодня будет арестован Мальчишка, который чистит королевское серебро.
А все мужчины в королевстве сказали:
— Сегодня мы бросаем работать.
И все солдаты заявили:
— Больше мы не станем воевать.
А Луна созвала детей Тьмы и сказала — Сегодня мы решим, права Ночь или не права.
И такое тут началось…
Генерал приказал своим полковникам вернуть всех солдат из отпуска, чтобы они арестовали Мальчишку, который чистит королевское серебро. Но солдаты не захотели.
— Почему? — спросил Генерал своих полковников.
— Почему? — спросили полковники своих солдат.
Первым ответил барабанщик Джонни:
— Потому что солдат — такой же мужчина, как все, а все мужчины поклялись Первого Апреля бросить работу.
— Почему? — спросили полковники, гневно прихлопнув шпорами.
— Потому что, пока королевская Кухарка не начнёт готовить для Короля, все женщины в королевстве не станут готовить для мужчин, а на пустой желудок ни один мужчина не станет работать.
Полковники доложили об этом Генералу, и Генерал, тряхнув сердито своими орденами и медалями, пошёл сказать Королю, что надо немедленно вернуть королевскую Кухарку.
Король немедленно послал за Кухаркой. Она пришла на кухню, увидела, что на плиту всё ещё капает вода, а стало быть, разжечь огонь будет невозможно, и сказала:
— Видите, плита не горит, значит, я не могу готовить и ухожу.
— Постой! — сказал Король и приказал своему Генералу: — Арестуйте мою Кухарку!
— Не могу, ваше величество, — сказал Генерал.
— Как так? — изумился Король.
— С одной стороны, я — королевский Генерал, что верно, то верно. Но в то же время я — мужчина, и пока моя жена не начнёт меня кормить, я не могу работать.
— А как же будет с арестованными? — спросил Король. — Сегодня их должны наказать!
— Придётся им остаться безнаказанными, потому что никто в королевстве не работает и некому их наказывать.
— Но это же светопреставление! — воскликнул Король.

 

И тут в самом деле началось светопреставление, или, как говорят учёные, затмение Луны.
Солнце зашло на востоке, собаки замяукали по-кошачьи. Звёзды спустились с неба и пошли гулять по Земле, часы в полдень пробили полночь, Ветер подул совсем не в ту сторону, петух прокричал своё кукареку Луне, и Луна взошла над Землёй, но не той стороной — не серебряной, а тёмной, почти совсем-совсем чёрной.
И тут открылась дверь, и в приёмную Короля вошла королевская Дочка, прямо, как была, в ночной рубашке.

 

НОЧЬ ПРАВА

 

Король бросился к ней, прижал её к сердцу и спросил:
— Доченька, где ты пропадала?
— Я сидела на дымовой трубе, па, — ответила Дочка короля.
— Зачем же ты сидела на дымовой трубе, моя крошка?
— Мне хотелось достать Луну, — ответила принцесса. — Она такая красивая, такая круглая, вся серебряная.
Но тут Нянька схватила Дочку короля за руку и потащила вон из комнаты.
— Ах, неслушница — сердито ворчала она, — да у тебя вся рубашка промокла. Что ты делала?
— Я плакала, — ответила Дочка короля, — всю ночь и весь день, всю ночь и весь день и промочила рубашку.
— И рубашку, и крышу, и дымовую трубу… — сердилась Нянька.
— И плиту! — воскликнула тут Кухарка.
Она бросилась бегом на кухню прямо к плите. Теперь на плиту ничего не капало, и Кухарка быстренько разожгла огонь и принялась стряпать.
А Король хлопнул в ладоши и сказал Генералу:
— Теперь нам не придётся арестовывать Мальчишку, который чистит королевское серебро.
— Почему? — спросил Генерал.
— Потому что он не крал Дочь короля, — сказал Король. — И можете отпустить всех, кого посадили в тюрьму и должны были строго наказать.

И вот все вышли на свободу: и Бродяга, и девятнадцать весёлых моряков, и Няня с ребёнком в коляске, и продавец, и сорок три продавщицы, и сто восемнадцать покупателей, и четыреста двадцать три корреспонденте, и девятьсот семьдесят пять пассажиров, которые хотели прогуляться за город, и две тысячи триста четырнадцать любителей увлекательных романов про загадочные происшествия. Словом, все-все.

 

И тогда Король сказал своей Дочке:
— Я не буду на тебя сердиться, если ты мне дашь одно обещание.
— Какое? — спросила Дочка.
— Никогда больше не плакать о Луне.
— Не буду! — пообещала Дочка короля. — Луна мне больше не нравится. Она, оказывается, вовсе не серебряная, а совсем-совсем черная. А что у нас сегодня на обед?

 

«А что у нас сегодня на обед?»
Этот вопрос быстрее молнии облетел всё королевство, и быстрее молнии женщины принялись за свои горшки и кастрюли, а мужчины за свою работу, и Солнце снова взошло с востока, часы в полдень пробили двенадцать, собаки залаяли, кошки замяукали, а Ветер подул куда следует, и дети Тьмы сказали:

— А выходит, Ночь права. Ночь права!
— Ночь права!
— Ночь права!
— И да здравствует День! — подхватили дети Солнца. — Да здравствует День!

 

Перейти в раздел «Сборник сказок»
Перейти в раздел «Авторские сказки»